-
-
 

Много веков уже минуло с той поры, как было принесено на Святую Русь христианство. Первые семена его были посеяны задолго до 10 века, когда в водах Днепра массово были крещены прибывшими греческими священниками русские поселяне. Киевляне долго еще сопротивлялись, как и жители других городов, не хотели они менять привычное язычество на новую веру. Но власть князя и помощь его военной дружины сделали своё дело. Недаром с Новгорода пошла поговорка Путята крести мечем, а Добрыня огнём.

Вскоре христианство начало давать свои плоды: иноческая отшельническая жизнь стала зарождаться на  Киевских кручах. Был основан первый монастырь Печерский, позже выросший в Лавру. Эта обитель была носительницей далекого афонского духа, этот дух возжигал ревность по Бозе у многих подвижников. А духовный огонёк, как известно, подвержен влиянию ветерка: он может потухнуть при сильных порывах ветра. Но тот огонек не только не гаснул, но и еще более возгарался и зажигал соседние духовные лампады. Таким образом, монашеская жизнь стала распространяться по всей земле русской. Немало святых обителей было основано выходцами из Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры, в том числе и бывший Свято-Успено-Сергиевский Ливенский монастырь. Чем-то он напоминает Лавру: расположен на склоне реки Сосны. Каждый монастырь имеет свои святыни. Так и наш бывший монастырь сохранил свою святыню, пронес через века её для будущих поколений это Ливенская пещерка.

 Совсем недавно, около столетия назад, почти во всех городах и весях было известно о ней, люди стремились сюда за духовной поддержкой и окормлением. И вот за годы гонений на Церковь Ливенская пещерка была стерта из памяти людской. Но для Бога нет времени, Он по-прежнему являет чудеса в этой пещере через своих угодников и помогает всем, приходящим к Нему с верой и любовью. Ныне от монастыря остался лишь Успенско-Сергиевский храм и колокольня с Надвратной Тихвинской Церковью.

Монастырь имеет очень богатую историю. Начинается она с 1592 года по письменным источникам, когда монастырю Царем Федором Иоанновичем была пожалована речка Тим со всеми угодьями. Не раз в летописной истории будет упомянуто о царских жалованных грамотах в пользу обители. Этим подчеркивается та немаловажная роль, которую играл город и его монастырь. Ливны были южной окраиной Русского государства, отсюда всегда приходили первые вести о приближающихся набегах татар. Имеется летописное известие о состоянии монастыря в 1615 году. Согласно этому, в монастыре был игумен Харалампий, поп белый и 11 человек братии жили в келлиях. В монастыре были две деревянных храма: холодный Сергиевский и теплый Благовещенский. Поп белый - женатый священник, вероятно, находился при храме для совершения приходских треб, т.к. храмов приходских не было еще достаточно для справления треб. Игумен Харалампий по летописи, первый наместник основанной обители. Эта личность на веки осталась в памяти народной. Как первый наместник, он остался и первым в народной памяти. Пещерка и источник на склоне горки до сих пор называются Харалампиевскими. Именно игумен Харалампий являет Божью помощь просящим её у ливенских угодников.

В 1618 году монастырь был разрушен почти до основания: походы гетмана Сагайдачного коснулись и обители. Но благодаря пожертвованиям монастырь был восстановлен. Не раз это бедствие постигало монастырь, и не раз помощь благодетелей поднимала его из руин.

Что представляла из себя пещерка? Это место захоронения наместников бывшего монастыря. В нашей пещерки нет видимых признаков могил: нет ни гробов, ни каменных плит. Они находятся под нами, так устроена пещерка. И расположена она нестандартно: Вход с восточной стороны. Подробнее причины этого будут рассмотрены далее. Впервые о пещере заговорили как о святом месте в 1857-58 гг. в связи с видением монаха Харалампия. И не раз видения повторялись. Но, как это всегда бывает, были и явные противники пещерки, которые отрицали чудеса, происходившие в пещере. Против их домыслов можно привести следующий пример: в 1666 году на территории монастыря проводились раскопки под руководством соборного протоиерея Андреева. В ходе работ было найдено нетленное тело в гробу. На голове найденного монаха была митра, это свидетельствует о том, что он был архимандритом. Но мощи были вновь зарыты в землю в связи с тем, что в городе была неспокойная обстановка. Пещерка еще не раз давала повод вспомнить о монастыре и о погребенных здесь монахах, о чем ясно свидетельствуют чудеса, записанные смотрителями пещерки. Какую же ценность имеет наша пещерка для нас, для нашей жизни? Мы, православные христиане, обязаны хранить и почитать церковные святыни. Основной святыней нашего города является усыпальница наместников бывшего мужского Сергиева монастыря. И каждый из нас должен понимать, что он в ответе за сохранение этой святыни для наших потомков.

Память народная всегда хранила и продолжает хранить устные рассказы о чудесах и подвигах святых, передавая их из поколения в поколение. Некоторые из этих событий записываются на бумагу и хранятся веками, что является более надежным способом передачи информации. Именно благодаря публикациям конца XIX начала XX вв. заведущим Ливенской пещерой протоиерем Василием Понятовским до нас дошли сведения о чудотворениях в Ливенской пещере.

Ливенская пещера

Её история, прославление и первые чудеса

Много веков существовал древний Успенско-Сергиевский монастырь (так официально называвшийся прежде), от которого у нас в настоящее время остались только два памятника: монастырская Успенско-Сергиевская церковь и пещера возле церкви на месте усыпальницы, где погребались иноки монастыря. Начало этого монастыря восходит еще ко временам Татарского ига. В летописи Сергиевской церкви при её синодике упоминается, что изображение луны на кресте Сергиевской церкви означает, что Сергиевский монастырь платил дань татарам. В земельных документах монастырских счет велся сохами, а этот счет велся только до Иоанна Грозного. После него стали считать землю четвертями. Первоначальное свое местопребывание монастырь (по преданию и на основании некоторых земельных документов) имел версты четыре от города, на месте, называемом Удерев, где теперь деревня Горностаевка. А в город Ливны на то место, где теперь Сергиевская церковь и пещера, он перенесен в начале семнадцатого века. В 1613 году был здесь первый возведен в сан игумена из настоятелей обители много почитаемый нами Харалампий.

На всяком христианском кладбище есть угодившие Богу. На монастырском кладбище их гораздо больше, как это всякий знает, хотя бы немного поживший в монастыре. А в усыпальнице древней обители, существование которой восходит к началу христианства в нашем отечестве, к временам Киевских, Святогорских и т.п. угодников, когда православная вера на Руси была более действенная, более жизненная, подобно, как в первые века христианства, - рождала мучеников, подвижников, отшельников, - когда угодивших Богу было гораздо больше, и сами угодники, без всякого сомнения, возвышеннее, святее позднейших и современных нам благочестивых людей, по одному уже этому Ливенская пещера заслуживает глубокого почитания и благоговения. Находясь в ней, мысленно переносимся к началу христианства на Руси, к преподобным Антонию, Феодосию и другим. Сергиевская обитель первоначально образовалась из выходцев Киево-Печерской Лавры после разорения её татарами и называлась первоначально Успенско-Сергиевской обителью в память главной Успенской церкви  Киево-Печерской Лавры. И до сих пор в оставшейся от монастыря Сергиевской церкви главный престол в честь Успения Божией Матери, а в праздник Успения до ХХ века совершался крестный ход в эту церковь со всех церквей города, оставшийся от монастырского времени.

Но кроме этого Господу было угодно явно прославить это место чудесными событиями, когда корысть, холодность, невнимание людское к этому святому месту сделали его мерзостью запустения - погребом, куда сваливали сырые кожи с павших животных. В 1764 году после многих-многих бедствий за время своей жизни Ливенская обитель прекратила свое существование по случаю сокращения штатов монастырей. Иноки переведены были в Оптину пустынь. Земля монастырская с крестьянами была отдана графу Растопчину. В 1772 году были срыты и сами стены монастырские по указу свт. Тихона Воронежского. Указ этот был вызван ходатайством граждан для удобства строения домов по новому плану после небольшого пожара, бывшего перед этим. И по снесении стен стали на этом месте строить дома. И, прямо же, место пещеры, монастырского кладбища, отвели под постройку обыкновенного дома. Первый на этом месте стал воздвигать домашние постройки местный протоиерей (протопоп) Ливенского Собора Андреев в 1777 году. Так значится в летописи Сергиевской церкви. И Господу Богу было угодно явить чудесное знамение для прославления сего места, чтобы люди по своей рассеянности не забыли его совсем и не сравняли его с другими мирскими местами, что и было временно после. Когда рабочие протоиерея рыли фундамент, так пишется в летописи, они нашли целый, неповрежденный гроб с нетленным телом в митре, или, как выражается летописец языком рабочих, в золотой шапке. Это было тело погребенного здесь архимандрита. Пораженный этим открытием протоиерей не посмел дать официальную огласку событию и велел рабочим поставить опять гроб на прежнее место. Но всю жизнь свою хранил благоговейную память о сем событии, делясь воспоминаниями о нем со своими родными и знакомыми, со слов которых и записал это летописец Сергиевской церкви.

Но житейская рассеянность, неверие, нечувствие, холодность, окаменение сердца не дали места должному вниманию к этому событию и к месту, где оно случилось, т.е. к монастырской усыпальнице, теперешней пещере. Построили на этом месте обыкновенный дом, а усыпальницу обратили в погреб, чтобы не тратиться на копанье; снесли, надо думать, бывшие надгробные камни, подобно чудесным образом оставшемуся одному во ограде Сергиевской церкви на могиле архимандрита Алексия. (В ту ночь, когда его перенесли на порог одного дома, хозяину этого дома было такое страшное видение, что он немедленно утром возвратил его на прежнее место). Так около полустолетия оставалось в неизвестности и небрежении это великое место хотя после описанного чудесного события  при рытии фундамента, тихо и безмолвно подготовлялась почва к прославлению сего места, чему способствовало также благоговейное воспоминание жителей, по преданию о святой, всем известной жизни, первого игумена Харалампия, но еще не готова была к открытому почитанию.

Через 80 лет после упомянутого чудесного события Господу Богу угодно было прославить это место еще двумя чудесными событиями, чтобы растворить окаменелые сердца окружающих и побудить к почитанию его. В половине позапрошлого девятнадцатого столетия дом с погребом на месте нынешней пещеры поступил во владение Ливенскому купцу Тюпину. Он был просол и складывал в этот погреб скупаемые им кожи. В доме его квартировал офицер Гробовский стоявшего тогда в Ливнах Силединского полка, поляк, католик. Однажды вечером на яву является ему старец-инок. Когда он спросил, что ему угодно, инок отвечал: Скажи своему хозяину, чтобы он вынес из погреба кожи, потому что здесь нахожусь я, Харалампий, да и многие другие иноки со мной, - и скрылся. (Подробность о кожах передана Ливенским купцом Ив. Ив. Прохоровым, заимствованная по преданию). Гробовский зовет денщика и приказывает ему вернуть монаха. Денщик говорит, что он никакого монаха не видал. Пораженный этим явлением Гробовский объявил всем это чудное видение. Молва об этом чудесном видении с быстротой молнии разнеслась по окрестности. И страх бе в окрест живущих. И все слышавшие прославляли Бога и шли на поклонение святому, начавшемуся прославляться месту погребку, как его тогда звали, щли тысячами, шли из самых далеких мест, даже из Сибири. Особенно, конечно, больные, многие, многие получали исцеления и удостаивались видений: явления почивших здесь иноков и, особенно, игумена Харалампия.

Особо выдающиеся чудесные исцеления и видения записывались отправляющим служение в погребке, после разрешения светскою и епархиальною властию, в выданною тогдашним Благочинным Ливенских градских церквей Ипполитом Мерцаловым книгу для записи случаев исцелений, полученных приходящими богомольцами в Ливнах по молитвенном призывании инока Харалампия и других, почивающих в погребе под домом купчихи Тюпиной. 12 июня 1864 года. Но запись чудесных исцелений служащими в погребке начата была прямо по первоначальном в 1858 году. Первое чудо прозрения глаз жены Ливенского купца Семена Ильина, бывшей слепой 30 лет и прозревшей от трения глаз песком из подвала Тюпина, умовения водою из близлежащего колодца и призыванием игумена Харалампия, о святой жизни которого она много слышала, не обозначено точно. Но второе чудесное исцеление Ливенского купца Тимофея  Александровича Черемесинова, страдавшего зиму 1858 года жестокою неизлечимою болью, опухолью по лицу и в несколько дней прошедшего от хождения в выход и трения больного места взятым оттуда песком, прямо обозначено в марте месяце 1858 года. И все записанные чудесные исцеления (около 100) с 1858 по 1864 гг. внесены в упомянутую книгу, выданную благочинным Мерцаловым в 1864 году.

Скоро после чудесного видения Гробовского, приблизительно через месяц или два, произошло в погребе Тюпиных другое чудесное событие, укрепившее ещё более мысль в святости этого места и ещё более распространившее молву о нём. У упомянутых Тюпиных, которым принадлежал дом с погребом-пещерой, жила в услужении девочка лет десяти-тринадцати, Маша, выдающаяся перед всеми по своей набожности. Она при страшном желании учиться, по-тогдашнему, училась у члена причта, именно, священника Никольской церкви отца Василия (фамилия забыта передающим), известного своим особенным благочестием. (Этот случай записан со слов Ливенского мещанина Александра Николаевича Паршина, заимствовавшего его по преданию). Будучи в услужении у Тюпиных, эта девочка во всех своих поступках проявляла крайнее благочестие и набожность, малым чем отличалась от монахинь. От Пасхи до Вознесения у ней была постоянная монастырская привычка говорить Христос Воскресе при начале всякого дела. В первый день Пасхи 24 или 25 марта 1858 года девочку Машу хозяева послали в погреб взять что-то для разговения и, взявшись за предмет, по привычке она сказала: Христос Воскресе! И вдруг услышала в ответ из глубины погреба: Воистину Воскресе! Предполагая, что ослышалась, она повторила ещё: Христос Воскресе! И опять услышала такой же ясный ответ: Воистину Воскресе! После этого она без чувств упала на пол и лежала, пока не пришли хозяева и не привели её в чувства. И, придя в себя, она рассказала сначала хозяевам, и потом, конечно, своим родным и знакомым о случившемся с нею. Эти случившиеся два чудесных события, одно скоро после другого привлекли множество поклонников в погреб Тюпиных. Явилось много чудесных исцелений, видений, которые, как я понимал, записывались в особую книгу, но, конечно, не было никакой возможности написать все чудесные исцеления и видения, являемые на этом месте благодатью Божиею. Если писать о той (чудесной, благодатной, действующей на этом месте, силе Божией), то, думаю, и самому миру не вместить бы пишемых книг (Иоанн. 21:25). Особо поразительный случай исцеления прямо после описанного случая в первый день Пасхи, печатаемый отдельною брошюрою, был со схимонахиней Марие-Магдалинского монастыря Ливенского уезда монахиней Елевферией, когда они жили ещё в миру, в селе Нижней Граворонки Воронежской губернии Землянского уезда. Непосредственно после Пасхи, когда был помянутый чудесный случай с прислугой Тюпиных, дядя её, торговец, привез из Ливен песочку и святой воды из погребка и прямо же, по призывании Ливенских угодников во время чудесного видения, она получила исцеление ноги, зараженной антоновым огнём.

Таково начало прославления пещеры этого святого места, которое и доныне прославляется явлением постоянных новых чудесных исцелений и видений, и блажен, кто не соблазнится о нём, о действующей в нём благодати Божией (Матф. 11:6). Прежде всех, конечно, получали исцеление в Ливенской пещере жители города Ливен и его слобод, как первые и ближайшие зрители её чудесных событий. Поэтому в 1858 году мы встречаем в книге записи чудес только их одних. Но уже в следующем 1859 году, когда молва о чудесных видениях и исцелениях в Ливенской пещере разнеслась, можно сказать, по всей России, и со всех концов стали приходить в Ливны к угодникам, в пещере стали получать исцеления жители и других местностей, других уездов, например, Малоархангельского, Елецкого, и других губерний: Воронежской, Курской, Тамбовской, Тульской, Калужской, Рязанской, Черниговской и Харьковской, Войска Донского и даже из Сибири, о чём свидетельствуют записи последующих годов, начиная с 1859 года.

В виду всех этих чудесных видений, исцелений в Ливенской пещере от почивающих в ней и молвы народной, зашедшей весьма далеко за пределы Орловской губернии, не могло не обратить внимание на Ливенскую пещеру начальство духовное и светское. Начиная с 1859 года открывается деятельная переписка Орловского епархиального Управления со Священным Синодом. После сделанного Епархиальным начальством дознания о подлинности чудесных событий и утверждения их, с донесением о сем Священному Синоду, разрешено было открыть на этом месте служение панихид по погребенным здесь инокам и молебнов, согласно с потребностью каждого. По поводу всего этого в 1859 году посетил Ливны известный своею благочестивой жизнью (уже современники называли его святым) преосвященный Поликарп, епископ Орловский и Севский, благословил это место, назвав его святым и разрешил отправлять панихиды и молебные Богослужения для удовлетворения просьб об этом многочисленных богомольцев. И, таким образом, этот Святитель своим благословением и разрешением служения положил краеугольный камень торжественного, официального признания Ливенской пещеры святым местом для особого почитания. Благословение и признание Святителем этого места святым и много чтимым, дало ему большой авторитет, силу, значение, ещё более духовно возвысило его. С этого времени мы видим ещё больший приток богомольцев, доходящих летом до громадного стечения народа, особенно в праздничные дни. А также, вместе с этим умножались и чудесные события, видения и исцеления. Особенно выдающиеся записывались отправляющим служение в особую книгу.

Исторический очерк Ливенской пещеры имел бы большой ущерб без упоминания характерного чудесного случая, бывшего в 1890 году во время археологических раскопок, производимых под руководством начальника Ливенской ж.д. инженера Киришева, переданный почетным потомственным гражданином города Ливны Иваном Андреевичем Васильевым. Нужно заметить, что иконостас в пещере стоит на западе, а не на востоке, как в церквах, а молящиеся обращаются лицом к западу, что в усыпальнице не могло быть. Сейчас может быть это допущено особым промыслом Божиим, чтобы притекающие почитатели почивших в пещере обращались мысленно к лицу их: хоронят головой к западу, и лицом, обращенным к востоку. Таким образом, поклонники, обращаясь лицом к западу, обращаются к мысленному духовному лицу почивших. (Мощи полагаются лицом к западу). С мыслью о таком чудном расположении пещеры Васильев в это время однажды засыпает. И вот видит во сне Ливенскую пещеру с гробами по обоим сторонам и иноки в ней, и входит в неё не с востока, как в действительности, а с запада по порогам (он даже не заметил размер порогов) и с удивлением спрашивает инока: Почему такая перемена? Инок отвечает, что никакой перемены нет, что сначала было так - такой ход с западной стороны. Васильев, пораженный этим сновидением, идет прямо же утром к Каришеву и просит его сделать раскопки с восточной стороны теперешней пещеры. Каришев приказывает рабочим копать на этом месте. И что же? Действительно, откопали на этом месте пороги, остаток бывшего в склепе хода с западной стороны. Но так как дальнейшая раскопка грозила падением новой, выстроенной на этом месте часовни в память 17 октября 1888 года[1], то по необходимости пришлось приостановить работы, и открытые пороги находятся под землей в указанном месте.

Описание чудесных исцелений, видений, как современных, так и выдающихся прошлых, хочется надеяться, что по молитвам наших Ливенских угодников будут печататься отдельными книжками.

 

[1] В этот день произошла трагедия на железной дороге: сошел с рельс императорский поезд. Среди Царской семьи жертв не было, но пострадали люди из других вагонов (десятки раненых и убитых).

Слава и благодарение Богу и его угодникам за все!

НАЗАД