СВЯТО-СЕРГИЕВСКИЙ КАФЕДРАЛЬНЫЙ СОБОР
  Чтец Иоанн Богоявленский (подвизавшийся под именем Ильи немого)  
 

НА ГЛАВНУЮ

 

 

Иван Петрович Богоявленский родился около 1794 г. в с. Круглом Ливенского уезда Орловской губернии, в семье священника Петра Егоровича Шубина. Фамилия Богоявленский была дана ему начальством при поступлении в семинарию, которую, однако, ему не удалось закончить из-за болезни. Затем Иван стал келейником у орловского епископа Досифея, который быстро полюбил своего келейника и оценил такие его качества, как аккуратность и точность при исполнении поручений, кротость и честность. Жажда особого подвига уже тогда отличала Ивана. Он просил у Досифея разрешения начать странническую жизнь, но епископ не позволил ему этого по причине молодости. Однажды во время игры со старшим келейником Иван сильно ушиб руку, отчего она оставалась несколько согнутой навсегда. В семнадцатилетнем возрасте он стал причетником Казанской церкви в г. Ливны Орловской губернии. Иоанн постарался побывать в разных святых местах и даже имел желание остаться в Коренной пустыни, но по любви к матери, оставшейся вдовой, вернулся на родину и, чтобы исполнить ее волю, женился на небогатой девушке, Марье Ивановне. Их супружеская жизнь протекала счастливо, вскоре родился сын Николай, но Иоанн все же предпочитал жизнь странническую и подвижническую. Во время отдыха от дневных трудов, которые проходили в делах столярных, слесарных, сапожных, малярных и др., он очень любил читать Библию и Жития святых. Нередко за чтением проходили целые ночи. Службу в церкви он исполнял благоговейно, честно и аккуратно. Иоанн не любил неправды и пристрастия и, заметив подобное в ком-либо, бесстрашно обличал допустившего неправду, невзирая на сан и положение. За строгость в исполнении обязанностей, прямоту характера и благочестие Иоанн был любим и духовенством, и всеми прихожанами. Наконец, исполнилось его давнишнее желание вступить на путь странничества и подвижничества. В ночь на 17 сентября 1822 г. Иоанн обрезал волосы, надел нищенскую одежду и скрылся из дома, оставив жену и малолетнего сына. После неудачных розысков начальство зачислило за сыном Иоанна отцовское место, доходом от которого он и пользовался до окончания семинарии. (Николай впоследствии стал протоиереем в г. Кромах Орловской губернии.) По примеру Христа ради юродивого Симеона, странник Иоанн пошел прямо на Восток, проходя Елец, Липецк, Козлов, затем прибыл в Тамбов. Ради спасения он подъял подвиг юродства, показывая себя глухим, немым и слабоумным. Однажды, когда в церкви странника спросили о его имени, он указал на икону пророка Илии. Вопрошавшие поняли это в том смысле, что юродивый носит имя Илии пророка, и с тех пор за ним утвердилось имя Илии немого. На самом деле, возможно, странник желал этим указать на то, что он есть ревнитель славы Божией и подобно Илии пророку убежал из родной страны в чужую, ища спасения. Днем Илия находился при тамбовском Знаменском храме, питаясь милостыней, на ночь уходил в строящуюся Петропавловскую кладбищенскую церковь и проводил время в молитвах, чтении Псалтири, питаясь подаянием. К зиме Илия перешел к церкви Казанского мужского монастыря и служил здесь с любовью братии. Но из-за неимения паспорта его посчитали бродягой и не позволили тут остаться. Тогда странник приютился при Покровской церкви, где носил дрова для топки печей, мыл полы, служил священникам и причетникам. В этой церкви ему очень понравилось, и он хотел остаться здесь надолго. Но причт усомнился в личности юродивого и обратился в полицию. При допросе на вопросы Илия не отвечал, и его отправили в тюрьму, где привлекали с бродягами на городские работы. Пребывание в тюрьме и обязательные работы были очень тяжелыми для Илии немого, в иные минуты он даже подумывал о том, чтобы открыться начальству, лишь бы избавиться от тяжких физических страданий. Но и в темнице Господь не оставил Своего раба. Три женщины, принявшие ради Христа добровольный подвиг тюремного заключения, узнав о невинности Илии, стали утешать его, говоря о спасительности страданий. Доводы простых, но сильных верой женщин поддержали страдальца, он победил временное малодушие и предал себя воле Божией. После года пребывания в тюрьме здоровье Илии улучшилось, его перевели к рабочим дома умалишенных, ходившим на работу в общественный приказ. За усердие к труду Илии позволили находиться ночью в казарме с караульными солдатами, где он жил за печью. Ему позволялось также посещать ближайший храм в Тамбовском Вознесенском монастыре. Здесь зимой юродивый топил печи, подметал полы, прислуживал в алтаре. Тогда же Илия избрал себе в духовники священника Вознесенского монастыря Иоанна Андреева, которому на исповеди открыл свою тайну и просил сохранить ее до смерти. Нередко Илия посещал своего духовника, получал от него то книжки душеспасительного чтения, то перо, чернильницу и бумагу. (Как выяснилось позже, Илия тайно записывал духовные размышления, из которых составилась целая книга - "Сердце человека есть или храм Божий, или жилище диавола".) Все монашествующие любили кроткого, смиренного и благочестивого Илию, угощали его обедами в кельях, дарили ему платочки, полотенца и прочее, и все это он отдавал в семинарию с запиской: "сиротам-бурсакам". В другие храмы, кроме Вознесенского монастыря, Илия не ходил. Часто он стоял в монастыре рядом с нищими, и, получая милостыню, покупал для душевнобольных хлеб, булки, яблоки и прочее. В монастыре существовал обычай на Прощеное воскресение дарить игуменье какой-либо подарок. С этой целью кто-то приготовил большой пряник и передал на хранение одной монахини, у которой в то время жила маленькая девочка. Заинтересовавшись пряником, девочка разломила его. Можно представить себе, что переживала бедная монахиня, беспокоившаяся о судьбе пряника и о приеме у матери игуменьи. В это время в монастыре находился Илия немой. Зайдя в келью монахини и узнав о ее горе, он знаками дал понять, что игуменья не только не будет гневаться, а напротив, будет рада поделиться пряником с девочкой - виновницей волнений. Сказанное юродивым сбылось с точностью. В последние годы у Илии и его духовника появилась мысль поселить юродивого в келье, построенной в саду у священника. Но потом они отказались от этой мысли. Илия, вверив себя Промыслу Всевышнего, решил навсегда оставаться в Приказе. Он работал на поварне для умалишенных, занимаясь варением кваса и прочего. Собирал по комнатам Приказа чулочные обрывки, которыми мыли полы, мыл, распускал, и из этих ниток вязал чулки и дарил больным. Подаренную духовником верхнюю одежду Илия одевал только для посещения храма, рубаха и другая домашняя одежда его были очень ветхими и висели отрепьями, но иных вещей он не принимал. В баню не ходил, вообще, держал себя очень сурово, не давая телу никакой поблажки. Священник Иоанн Андреев нередко говорил, что имел в лице Илии духовного друга и даже как-то просил его совета по поводу одной бумаги, на что Илия велел ответить не скоро и при том запиской, как это обычно делалось у духовных лиц. После болезни Илия скончался на третьей неделе Великого поста, в 1829 г. Узнав о смерти, священник Иоанн Андреев пошел в Приказ и рассказал все о жизни подвижника смотрителю, который позволил похоронить Илию на средства о. Иоанна. На усопшего надели новое платье и облачили в стихарь. Жизнь Ильи немого была коротка и трудна, подвиг его может казаться совершенно непонятным. Самоотверженная любовь к Богу, готовность пожертвовать всем ради спасения души, смирение, незлобие, абсолютное бескорыстье - качества отличавшие Илью и могущие послужить примером христианской жизни. Некогда апостол Петр вопросил Господа: "вот, мы оставили все и последовали за Тобою; что же будет нам?" (Мф. 19, 27), на что получил ответ: "всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную". (Мф. 19,29) Похоронили Илию немого на Крестовоздвиженском кладбище. Погребение было торжественным, со стечением большого числа людей; гроб несли монашествующие. На осеняемой двумя ветвистыми и высокими вязами могиле подвижника, находившейся на северной стороне от кладбищенской церкви, по прямой дорожке от нее, стоял простой белый деревянный крест с надписью: "Зде покоится прах раба Божия Иоанна, чтеца Казанской города Ливен церкви, скончавшегося в 1829 году в Тамбове под именем Илии немого. Упокой, Боже, раба Твоего во царствии Твоем".  

(По брошюре: Священник Петр Виндряевский. Раб Божий Иоанн, чтец Казанской г. Ливен церкви, скончавшийся в 1829 году в Тамбове под именем Илии немого. Москва, 1904, https://mail.yandex.ru/neo2/lite.jsx и др. материалам )

НАЗАД