СВЯТО-СЕРГИЕВСКИЙ КАФЕДРАЛЬНЫЙ СОБОР
255-ЛЕТ СО ДНЯ СО ДНЯ СМЕРТИ НАСЕЛЬНИКА ЛИВЕНСКОГО СЕРГИЕВСКОГО МОНАСТЫРЯ АРХИМАНДРИТА АЛЕКСИЯ (СХИАРХИМАНДРИТА АВРААМИЯ)
 
 

                                                 НА ГЛАВНУЮ

                                                      

*255-ЛЕТ СО ДНЯ СО ДНЯ СМЕРТИ НАСЕЛЬНИКА ЛИВЕНСКОГО СЕРГИЕВСКОГО МОНАСТЫРЯ АРХИМАНДРИТА АЛЕКСИЯ (СХИАРХИМАНДРИТА АВРААМИЯ)

Среди насельников Ливенского Сергиевского монастыря бывали самые разные люди: крестьяне и дворяне, уроженцы дальних мест и жители Ливенского уезда. Но особое место среди них по праву принадлежит Алексию Щеглову. Отчества его теперь никто не узнает, известно только, что архимандрит Алексий был родом из крестьян села Лютое (Георгиевское тож, — добавляет монастырская летопись), что пришел в монастырь в юношеском возрасте после смерти своих родителей, чтобы выучиться грамоте. Выучился и остался в монастыре рядовым монахом.

Но большие и постоянно пополняемые знания, хозяйственная сметка, свойственные ему, заставили братию обители предложить его кандидатуру на пост настоятеля монастыря.Редкий это был настоятель. Ни при ком другом обитель так много не строила. Именно Алексий Щеглов закончил монастырскую каменную ограду, расширил в 1746 году придел преподобного Сергия Радонежского в Успено-Сергиевской церкви, построил на реке Кшени монастырскую мельницу о четырех поставах. Устроил на колокольне "боевые часы" (т.е. часы с боем).

При Алексии, большом любителе книг и любознательном человеке, устроена в монастыре "Русская школа" — училище для детей духовенства и ливенских мещан. Обучение в ней продолжалось сначала пять, затем семь лет. Мальчики осваивали чтение, письмо, счет, церковное пение, ирмологию, иконопись. После окончания школы ее ученики становились дьячками в церкви, приказчиками у купцов, мелкими чиновниками. "Житейская рассеянность, неверие и нечувствие, — пишет о. Василий в своей "Истории Ливенской пещеры" — холодность и окаменение сердца не дали места должному вниманию к монастырской усыпальнице...

 Построили в этом месте обыкновенный дом, а усыпальницу превратили в погреб, чтобы не тратиться на копанье. Снесли, надо думать, бывшие надгробные камни, подобные одному, чудесным образом оставшемуся в ограде Сергиевской церкви на могиле архимандрита Алексия. В ту ночь, когда его (камень) перенесли на порог одного дома, хозяину этого дома было такое страшное видение, что он немедленно утром возвратил камень на прежнее место".Так и лежит этот камень по-прежнему на могиле.

*Только теперь он скрылся под новым нарядным надгробием, возведенным в память Алексия Щеглова заботами отца Леонида Илькевича. Достойный дар принесен памяти незаурядного человека в 80-е годы нашего века. 

Но не в этом оказалась слава Алексия. Бог одарил этого необычного во многом человека не только умом, талантом и разумением, но и великим даром любви ко всем и вся, которая проявлялась в самых разных чертах его характера. Щедрый, он преподнес родному селу необыкновенный подарок. По его инициативе и на средства монастыря была построена в Лютом в середине XVIII века каменная церковь.

"Нрава же он был такого кроткого, что некоторые из подчиненных ему монахов делали ему великие досады, но он все это сносил терпеливо. Перед кончиною воспринял образ схимонашеский с именем Авраамий, умер в 1764 году и погребен подле большой церкви на правой стороне, на гробе его лежит большой брусовый камень".Что имеем — не храним, потерявши — плачем. Эту кротость и незлобие оценила братия монастыря, похоронив Алексия-Авраамия на самом почетном месте — вплотную к стене храма.

 Но спустя двадцать лет оказалось, что милостивый Алексий умеет быть и грозным, что Господь не дает в обиду своего праведника. Легенду о могиле Алексия записал в 1915 году священник Василий Понятовский.